visagrad.ru

Международная компенсация морального вреда

Международная компенсация морального вреда - картинка 1
Полезное по теме: "Международная компенсация морального вреда". На сайте собрана полезная информация из авторитетных источников, и на ее основании сделаны выводы. На все интересующие вопросы вам ответит дежурный специалист.

Краткий сравнительный анализ особенностей компенсации морального вреда в Российской Федерации с зарубежной практикой

Международная компенсация морального вреда - картинка 2

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 24.10.2019 2019-10-24

[3]

Статья просмотрена: 396 раз

Библиографическое описание:

Игнатьев, Ю. Н. Краткий сравнительный анализ особенностей компенсации морального вреда в Российской Федерации с зарубежной практикой / Ю. Н. Игнатьев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 43 (281). — С. 96-98. — URL: https://moluch.ru/archive/281/63292/ (дата обращения: 10.11.2020).

Прежде чем перейти к сравниванию особенностей компенсации морального вреда в Российской Федерации с зарубежной практикой следует отметить, что нормативно-правовые акты многих стран, например некоторых стран западной Европы (немецкое законодательство, английское, французское, испанское) а также законодательство Соединённых Штатов Америки не используют термин «моральный вред», а применяются аналоги по содержательной части [5]. Немецкое законодательство обеспечивает возможность возместить, компенсировать «страдания» («компенсации за страдания»,«Schmerzensgeld» — деньги за страдания) и такая компенсация предусматривается Гражданским кодексом страны — Германским гражданским уложением. При этом немецкое право аналогично российскому определяет, что страдания, подлежащие компенсации, — это перенесенные как психические, так и физические страдания [7]. В Соединённых штатах Америки и в Англии при обозначении морального вреда используют понятие «психологический вред» (psychological damage) — «физические и психические страдания (physical and mental sufferings) [2].

При сравнении оснований компенсации морального вреда, предусмотренных правом Германии и правом России, можно говорить об их идентичности и общеобязательности применения [6].

Интерес изучения вопросов компенсации морального вреда в зарубежных странах обусловлен тем, что у них, в отличие от российского законодательства, достаточно формализованы (упорядочены) размеры компенсации морального вреда.

Рассматривая особенности определения размеров компенсации морального вреда в Российской Федерации, его определение отдано на усмотрение суда по его внутреннему убеждению, на основании закона и профессионального правосознания при отсутствии четкой тарифной системы, содержащей основные критерии определения размера компенсации морального вреда. Не определен минимальный размер, что приводит к субъективизму решения суда. В некоторых зарубежных странах данный вопрос решен более кардинально. В английской правоприменительной практике отмечается назначение весьма значительных размеров компенсации морального вреда при причинении вреда здоровью личности, а также в случае если смерть была причинена близкому родственнику. Существенное значение уделяют наличию причинно-следственной связи между наступившими последствиями и совершенным деянием, вопрос о компенсации морального вреда не подлежит рассмотрению в случае отсутствия такой связи [4].

[1]

В Великобритании действует тарифная схема 1994 г., которая устанавливает определенные суммы, необходимые для возмещения в случае причинения вреда жизни и здоровью. При этом важное значение придается судейскому усмотрению, что способствует увеличению размера денежного возмещения морального вреда [1]. Регламентирует вопросы компенсации морального вреда Закон о компенсации вреда от преступлений 1995 г. [8]. Указанным нормативным правовым актом размер компенсации рассчитывается в соответствии с существующими стандартными формулярами. Наибольшая величина компенсации, установленная формулярами, определена не более 500 000 фунтов стерлингов. В Российской Федерации до настоящего времени не определены рамки компенсации морального вреда, нет ни минимального, ни максимального размера. Разница ответственности за причиненный моральный вред зависит от вида вины причинителя — для умышленного причинения вреда предусмотрена штрафная ответственность, если вред причинён по неосторожности, то имеет место компенсационная ответственность. К примеру, компенсационные выплаты морального вреда предоставляются лицам, пострадавшим от преступлений с элементами насилия (поджог и отравление, преступления на сексуальной почве, причинение страданий из-за нападения животного, натравленного на жертву).

Применение тарифной сетки при компенсации психического вреда может быть использовано не во всех случаях. Расчет по тарифной составляющей осуществляется только тогда, когда причиненный психический вред повлёк за собой лишения жизненной активности пострадавшего на срок, превышающий шесть недель с момента совершения. Утрата жизненной активности подразумевается при снижении трудоспособности гражданина, утратой способности к обучению, у гражданина наступили сексуальные расстройства, или когда имело место значительная утрата социальных связей.

Тарифной схемой предусмотрена градация размера компенсации. В основу такой градации положена степень тяжести психического здоровья: — умеренная, продолжительностью от 6 до 16 недель; серьезная, продолжительностью от 16 до 26 недель, тяжелая, продолжительностью свыше 26 недель и очень тяжёлая — наступление полной утраты жизненной активности. В России же возникновение права на компенсацию морального вреда не ставиться в зависимость от продолжительности физических и нравственных страданий, но она учитывается при определении размера компенсации морального вреда.

В американском правоприменении, несмотря на разное отношение к компенсации морального вреда в зависимости от штата, в большинстве штатов установлены общие основания наступления ответственности за психический вред. К числу важнейших условий, учитывающихся при определении степени и размера компенсации, относится наличие или отсутствие умысла причинителя вреда, необходимым условием является доказанность того, что психический вред — это следствие своевременного обоснованного страха, а также переживаний как в отношении себя лично, так и в отношении иного лица, являющегося родственником. В обязательном порядке помимо причинно-следственной связи должно быть установлено, что психический вред нанесён в результате диагностируемого телесного или психического расстройства.

Причиненный по неосторожности психический вред и не повлекший за собой телесных повреждений пострадавшего не влечет возможности компенсации, но в том случае если телесные повреждения имеются -пострадавший имеет право на возмещение психического вреда.

В отличие от американской и английской правоприменительной системы в России при компенсации морального вреда не определены различные основания ответственности, определение же размера компенсации и степени вины причинителя вреда осуществляется с учетом требований ст. 151, 1100 ГК РФ, которым присущ штрафной характер.

[2]

Практика показывает, что в России, равно как и в США и Англии, достаточно частым явлением является взыскание вреда, который причинен транспортным средством или иными механизмами. Также в США прослеживается тенденция к расширению числа исключений из общего правила компенсаций, это в первую очередь обусловлено личностью правонарушителя, действия которого были умышленными или грубо неосторожными, повлекшими причинение серьезной психической травмы [3]. С данной целью было расширено понятие физического воздействия в том числе на объекты, не относящиеся к телесной сфере потерпевшего — одежда потерпевшего, предмет в его руке, машина в которой он находился, помещение в котором он спал. В качестве физического воздействия признают воздействие пыли, дыма, взрыва газа, электрического разряда.

Для возникновения права на получение денежной компенсации за эмоциональное беспокойство достаточным является наличие любого телесного повреждения или физического воздействия.

Вместе с тем, равно как и в России, не является обязательным наличие вины в случае компенсации морального вреда, причиненного источником повышенной опасности.

Германское гражданское уложение предусматривает возможность компенсации страданий не только за действия, умоляющие здоровье, то также за действия, посягающие на телесную неприкосновенность человека. Нарушение же телесной неприкосновенности представлено причинением вреда не только целостности тела, но также и любым другим вмешательством в телесную неприкосновенность. Так, к примеру, в Германии повреждение кожного покрова во время стрижки рассматривается как нарушение телесной неприкосновенности, влекущее для человека страдания и как следствие предоставляющее ему право требовать компенсацию. При этом машинка для стрижки признается источником повышенной опасности, а парикмахер — ее владельцем. Подобные случаи в Германии не редкость, в России же подобного рода случаи не относятся к числу дел о компенсации морального вреда [6].

Принципиальным отличием Российской Федерации в вопросах компенсации морального вреда является отсутствие тарифной системы, содержащей основные критерии определения размера компенсации морального вреда, определения его минимального размера, в частности по отношению к компенсации морального вреда, причиненного здоровью и смертью человека.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что основания компенсации морального вреда в России и рассмотренных зарубежных странах существенно различаются, что в свою очередь приводит к различной интерпретации вопросов компенсации морального вреда в каждой стране, неопределённости размеров компенсации. Негативно сказывается отсутствие законодательных инициатив по созданию универсальных механизмов по определению компенсации морального вреда, причинённого личности, не беря во внимание её гражданскую принадлежность, социальный статус индивида. Создание единого, универсального механизма института компенсации морального вреда, учитывая огромную правоприменительную практику в различных государствах, возведение стоимости компенсации страданий личности под единообразие, вот только малая часть того, к чему должен двигаться законодатель.

Коллизионные вопросы возмещения морального вреда в России и за рубежом

Институт возмещения морального вреда также ранее не был знаком отечественному праву. Ситуация изменилась после введения в действие Основ гражданского законодательства 1991 г. Так, ст. 131 Основ предусмотрела возмещение морального вреда. Гражданский кодекс 1994 г. подтвердил это положение. Так, в соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посятающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Своеобразным аналогом морального вреда применительно к пострадавшим юридическим лицам является так называемый нематериальный (репутационный) вред 1 .

Под нематериальным (репутационным) вредом юридического лица понимается умаление деловой репутации юридических лиц и связанные с этим иные неблагоприятные последствия нематериального характера, которые не поддаются точному денежному исчислению, являются отрицательными и существенными для юридических лиц [1] [2] .

Регулирование вопроса о компенсации данного вида вреда возникло в России на основании решений Европейского суда по правам человека. Согласно практики этого суда, распространение не соответствующих действительности порочащих сведений не обязательно порождает за собой обязательство по компенсации репутационного вреда. Существование и размер последнего необходимо доказывать. Репутационный вред должен быть существенным. Только в этом случае и при условии, что иные способы защиты деловой репутации не позволяют в полной мере восстановить нарушенное право, необходимо взыскивать компенсацию репутационного вреда юридическим лицам [3] .

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В отличие от России в зарубежных странах накоплен богатый опыт применения правовых норм, аналогичных российским правовым нормам, регулирующим вопросы компенсации морального вреда. Прежде всего здесь следует отметить государства англосаксонской системы права. Так, например, существует целый ряд вариантов определения психического вреда в праве Англии и США. Это так называемые психический вред (psychological injury), психиатрический вред (psychiatric injury), нервное потрясение (nervous shock), обыкновенное потрясение (ordinary shock).

Нервным шоком в английской юридической литературе обычно называют психический вред, возникающий в связи с причинением вреда по неосторожности [4] .

Для признания психического вреда нервным шоком необходимо, чтобы этот вред выразился в поддающемся диагностике психическом расстройстве, а нс в обыкновенном потрясении или негативных эмоциях страха, печали, горя и т.п. Иск, вытекающий из причинения нервного шока, может быть также предъявлен при наличии следующих обстоятельств:

  • а) истцу были причинены телесные повреждения или он имел разумные основания опасаться таких повреждений;
  • б) истец перенес страдания от того, что вред был причинен, или были разумные основания опасаться причинения вреда другому лицу, с которым истец состоял в особо близких отношениях, и при этом истец являлся очевидцем такой ситуации в момент происшествия или сразу после него, причем восприятие происходящего должно восприниматься органами чувств истца непосредственно, т.е. без использования передающих изображение или звук устройств. Хотя само по себе происшествие с позиций человека, обладающего обычной степенью хладнокровия, должно быть в достаточной степени расстраивающим, в исках из причинения шока применяется принцип, согласно которому причинитель вреда должен предполагать наступление последствий, соответствующее состоянию того конкретного потерпевшего, которого он видит, или о котором он знает, или которого должен был видеть или знать при совершении неправомерного действия.

Компенсация морального вреда в законодательстве Германии регулируется параграфом 847 Германского гражданского уложения (далее — ГГУ) и в научной доктрине называется Schmerzensgeld — «деньги за страдания», или «денежная компенсация за страдания».

Под страданиями, подлежащими компенсации, в германском праве понимаются как физические, так и психические страдания 1 . В связи с этим можно сделать вывод, что содержание морального вреда в российском праве и страданий в германском праве полностью совпадает [5] [6] .

Компенсация за страдания тесно связана с неимущественным вредом, под которым германское право понимает умаление неимущественных прав и благ, принадлежащих личности. Как отмечалось выше, выплата компенсации в случае причинения неимущественного вреда предусмотрена в параграфе 847 ГГУ — специальной норме, регулирующей отношения, возникающие в связи с причинением такого вида вреда.

Нарушение телесной неприкосновенности — это не только причинение вреда целостности тела, но и любое иное вмешательство во внешнюю неприкосновенность. Под причинением вреда здоровью понимается нарушение физических и психических жизненных процессов в человеческом организме. Косвенным доказательством причинения вреда здоровью является, как правило, необходимость соответствующего лечения.

В 1970 г. в Гражданский кодекс Франции (далее — ГКФ) была введена норма, непосредственно предусматривающая защиту личных неимущественных прав. Однако следует отметить, что и ранее во Франции успешно применялись общие положения о возмещении вреда, содержавшиеся в ст. 1382 и 1383 ГКФ для обеспечения защиты личных неимущественных нрав. Этими нормами предусмотрена обязанность возмещения вреда, причиненного противоправными виновными действиями. При этом французский законодатель не делает каких-либо различий в отношении возмещения имущественного и неимущественного вреда.

Следует обратить внимание на то, что понятие морального вреда во французской судебной практике в общем случае не совпадает с одноименным понятием российского права. В первом случае моральный вред — это умаление неимущественных прав и благ; во втором — страдания, причиненные умалением неимущественных, а в некоторых случаях и имущественных прав и благ. Это различие имеет существенное значение в аспекте компенсации морального вреда, поскольку французский вариант морального вреда не ставит вопрос его компенсации в прямую зависимость от наличия у потерпевшего страданий в связи с умалением его неимущественных благ.

Таким образом, оценивая современные правовые подходы к применимому праву в области деликтных обязательств, осложненных иностранным элементом, можно прийти к выводу о предоставлении сторонам свободы выбора применимого права, расширении сферы использования автономии воли сторон, придании двустороннего характера некоторым традиционно применяемым односторонним коллизионным нормам.

Литература

  1. Миронов, Иван Борисович Суд присяжных. Стратегия и тактика судебных войн / Миронов Иван Борисович. — М.: Книжный мир, 2015. — 216 c.
  2. Дельбрюк, Б. Введение в изучение языка. Из истории и методологии сравнительного языкознания: моногр. / Б. Дельбрюк. — М.: Едиториал УРСС, 2010. — 152 c.
  3. Яковлев, Я.М. Половые преступления; Душанбе: Ирфон, 2013. — 450 c.
  4. ред. Яблоков, Н.П. Криминалистика: Практикум; М.: Юристъ, 2011. — 575 c.
  5. Казанцев, С.Я. Информационные технологии в юриспруденции / С.Я. Казанцев. — М.: Академия (Academia), 2012. — 369 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях